Зарубежная пресса

48 109 подписчиков

Свежие комментарии

  • Борис Митрохин
    Опять шизофренический бред про агентов КГБ!!! Эти уроды никогда не уймутся. Гореть им всем в гиене огненной!Запад рано уверов...
  • Александр Семенов
    Я подобного не говорил, наоборот, я всегда говорю, что высокая цена - не гарантия качества и уж тем более вкуса.)))))...Была ли советская...
  • Борис Шумилов
    Там был цех который работал на смольный, но надо было иметь спецдопуск туда, не всякого смертного туда допускали, в т...Была ли советская...

Растущая военная угроза со стороны России отбрасывает густую тень на проект турецкого канала

“Arab News”, Саудовская Аравия, ZAID M. BELBAGI     

Illustration map of the Istanbul Canal project. (Wikimedia Commons) 

Illustration map of the Istanbul Canal project. (Wikimedia Commons)

В 2011 году, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о своем намерении построить так называемый Стамбульский канал в качестве альтернативного  Босфору морского пути. Выполнение плана с  тех  пор  было приостановлено из-за череды экономических трудностей,  которые  испытывала  Турция. Однако с приближением выборов  проект  снова вышел  на первый план.  Совсем недавно в прошлом месяце, 104 отставных турецких адмирала военно-морского флота подписали онлайн-петицию, предупреждающую правительство от внесения поправок в Конвенцию Монтрё, регулирующую движение  через  пролив Босфор. Хотя выход к Черному морю исторически касался в основном России и Турции, заметное наращивание военной мощи в регионе привлекло международное внимание к плану строительства Стамбульского канала.

Новый проход к Черному морю параллельный Босфору может  стать грандиозным  инфраструктурным предприятием. Предлагаемый 45-километровый  водный путь  соединит Черное море с Мраморным и, таким образом, со Средиземным морем. Официально заявленная цель проекта - уменьшить объем морского судоходства по проливу Босфор и тем самым минимизировать связанные с этим риски и опасности.

Ежегодно через пролив проходит 41 000 судов всех размеров, в том числе 8 000 танкеров, перевозящих 145 миллионов тонн сырой нефти. Международное давление с целью увеличения тоннажа морских перевозок через турецкие проливы растет, что несет с собой значительные риски для безопасности. Утверждалось, что устойчивый рост грузовых перевозок через пролив в конечном итоге потребует решения.

Его стоимость оценивается от 12,7 до 25 миллиардов долларов, и многие считают его еще одним мега-инфраструктурным проектом, который поддерживает турецкое правительство. Экологи, которые опасаются, что проект разрушит естественную среду обитания Стамбула и негативно скажется на запасах  пресной воды, не смогли достаточно убедительно обосновать свои доводы  и  правительство продолжает стремиться  к  продолжению  проекта. В последние годы Турция построила в Стамбуле один из крупнейших в мире аэропортов, грандиозный тоннель под Босфором и один из крупнейших подвесных мостов на планете. Несмотря на  свою  популярность среди населения, эти проекты обострили внутреннюю экономическую ситуацию,  причем настолько, что ключевые турецкие банки уклоняются от финансирования проекта.

Несмотря на колебания банков, правительство по-прежнему уверено, что проект достаточно интересен для привлечения инвесторов. Представитель и советник Эрдогана Ибрагим Калин недавно заявил, что проект «обязательно» привлечет инвесторов и кредиторов, когда будут объявлены тендеры, особенно с учетом того, что правительство ожидает, что канал будет приносить годовой доход в размере от 2 до 8 миллиардов долларов.

Канал снова может позволить заход в Черное море военных судов не прибрежных государств.  Заид М. Бельбаги

Поскольку кажется, что проект будет продолжен, важно понимать военные последствия. В прошлом месяце Минобороны России объявило, что до конца октября закрыло плавание по частям Черного моря для иностранных военных и других государственных  судов. Это привело к тому, что многие в международном сообществе стали все больше беспокоиться о наращивании войск в регионе, особенно в контексте Конвенции Монтрё.

После катастрофического участия Османской империи в Первой мировой войне на стороне центральных держав, мир в Турции регулировался Лозаннским договором 1923 года, который полностью демилитаризовал Босфор и Дарданеллы. Для многих турок Конвенция Монтрё, подписанная в 1936 году, была продолжением Лозанны. Несмотря на то, что она  позволила  турецкой  армии  вернуть  себе свои позиции в этом стратегическом регионе, она ограничила количество и тоннаж военных кораблей нечерноморских держав, которые могли войти в Черное  море через Босфор.

Продолжающаяся, согласно соглашению, демилитаризация проливов,  позволяет гражданским судам беспрепятственно проходить через них в соответствии с определенными правилами. Это требование и обязательство государств, не граничащих с Черным морем, уведомлять турецкие власти перед прохождением через проливы, были соблюдены в 2008 году, когда Турция запретила проход судов США из-за их несоблюдения ограничений по тоннажу. Данный  статус-кво, однако, все чаще ставится под сомнение, поскольку новый канал в Стамбуле может снова позволить заход в Черное море военных судов не прибрежных государств, в том числе авианосцев и подводных лодок.

Хотя правила Конвенции Монтрё дают Турции преимущество, которого она заслуживает благодаря своему географическому положению, они также способствуют стабильности и предсказуемости в Черном море. Новый канал изменит эту ситуацию. Эксперты утверждают, что строительство Стамбульского канала фактически подорвет правила конвенции. Может случиться так, что для Турции, президент которой в прошлом месяце недвусмысленно заявил: «В настоящее время у нас нет ни стремления, ни намерений выйти из Конвенции Монтрё», новый канал является просто инфраструктурной необходимостью, которая обеспечивает прибыльные экономические перспективы. Однако, учитывая военное присутствие России в регионе, особенно после аннексии Крыма и недавнего сосредоточения двух армий и трех десантных частей для «боевых учений», планы строительства нового канала очень важны с геополитической точки зрения.

Исторически Турция закрывала проливы для российских военных судов. Однако времена, когда Черное море было «османским озером», давно прошли. И  сегодня,   растущая военная угроза со  стороны  России приводит к тому  что  международных наблюдателей должен беспокоить вопрос о доступе к Черному морю в будущем.

Источник

Картина дня

наверх